Как выбрать между православием и католичеством?

Истиной должно дорожить больше, чем человеческими преданиями

Отец Фома: Отнеслись по-разному. Мои католические друзья, конечно, сильно удивились. Они не думали, что я способен на такой шаг, который означал потерю всех тогдашних собратьев, почти всех друзей. Причем сразу, одним ударом. Они такой переход оценивают как вероотступничество. А что касается родителей и братьев, то тут были разные варианты. Один из моих братьев – пятидесятник в Бразильской церкви в Мюнхене. Известно, как они относятся к Православию. Для них мы недалеко от идолопоклонников. А вот протестанты классического толка, как, например, лютеране, больше понимают такой шаг. Потому что они сами когда-то должны были протестовать против Рима. И поэтому они могут отнестись с пониманием к такому шагу, хотя для себя лично и не рассматривать его как возможность, потому что культурное расстояние между Западом и Востоком огромно. В Православие нужно вжиться. И полюбить его. Нужно любить богослужебную жизнь. И на этот путь я желаю встать каждому католику и каждому протестанту, желаю, чтобы они могли для себя открыть путь Православия и Истиной дорожить больше, чем человеческими преданиями.

Отец Георгий: Отец Фома, большое спасибо за ваш рассказ.

Глеб

Я принял католичество в 9 лет. Это был довольно осознанный шаг. У меня папа — военный. После того как он вышел на пенсию, нас занесло на Западную Украину, под Винницу, где православие на второстепенных, так скажем, ролях. Папа был воспитан в духе научного атеизма и не придавал религии значения, пока не произошёл один случай. Папа бомбил на машине, и его остановил католический священник. Они ехали, было жарко, но священник почему-то прикрыл окно. И прямо в эту секунду в окно прилетел здоровый камень от проехавшего грузовика. Папа удивился — и они со священником разговорились, познакомились.

Папе нужна была работа, а священник приехал восстанавливать старый католический костёл — папа взялся помогать. Мы несколько лет общались с этим священником, сдружились. Всё произошло абсолютно естественно: сначала крестился папа, ну а потом я. Я даже не задумывался о том, что можно было не креститься.

Для детей катехизация минимальная, особенно если ходишь на занятия постоянно. Занятия проходили несколько месяцев по субботам, они назывались «пятёрки», потому что за каждые пять занятий дарили красивую открытку с библейскими сценами. Католическая община отличается большой активностью: у нас постоянно проводились какие-то вечера, песни под гитару, посиделки у костра.

У меня в голове не укладывается, как можно поменять религию. Невозможно поменять мать

Когда мы приехали в Россию в 1995 году, я сильно почувствовал разницу. Тут мамины родственники все православные — и приезжаем мы, католики с Украины. Мы казались странными.

Нам была непривычна дистанция между духовенством и прихожанами. Та община, к которой мы принадлежали, была очень сплочённой. Наверное, дело в том, что она была образована вокруг одного общего дела: мы восстанавливали костёл — и восстановили, сейчас он там главная достопримечательность.

Я сталкивался с неприязненным отношением к католичеству всего пару раз в жизни. Один раз я зашёл в православный храм в Северодвинске и перекрестился слева направо открытой ладонью. Тут, конечно, бабушки на меня зашикали, и я понял: о’кей, зайду в другой раз.

Ещё меня спрашивают: а вот как же так, ты католик, а у тебя татуировка, ты играешь в рок-группе. А ведь это не имеет никакого отношения к вере.

Одноклассники и однокурсники удивлялись скорее не тому, что я католик, а тому, что верующий. Особенно в пост странное отношение. У нас на курсе были такие постящиеся девушки — ни мяса, ни майонеза, ничего нельзя. Они знали, что я тоже пощусь, и когда видели, что я ем бутерброд с сыром, тут же начиналось: как же так, ты же постишься! А я им говорю: у меня католический пост, он мягче. А они: ваш пост — это вообще не пост! При этом они вечером в клуб, гулять — меня сильно угнетало это несоответствие.

Христианское учение — штука неудобная, и жить по нему тяжело

Мне очень странно слышать, когда люди, которые крестились в сознательном возрасте, рассказывают, что их это сильно изменило. За последнее время было много случаев, когда мне, католику, приходилось защищать православную церковь от самих православных, которые возмущались «доколе, сколько можно». Католикам проще: они уже давно живут с постоянным негативным фоном, который был вызван, в частности, скандалами с педофилией. Учишься спокойно различать: есть люди, а есть вера.

Меня многое не устраивает в католичестве и мне нравится многое в православии. Католичество после II Ватиканского собора отказалось от многих важных вещей — в православии больше древних традиций сохранилось. Но у меня в голове не укладывается, как можно поменять религию. Невозможно поменять мать. Главное в церкви — не то, кто учит, а то, чему учат. Христианское учение — штука неудобная, и жить по нему тяжело, но упрощать его нельзя ни в коем случае.

Наташа

Я приняла католичество на четвёртом курсе, не знаю, почему. Я была крещёная православная с детства. У меня была очень религиозная бабушка, которая меня отвела в храм и крестила, но моим религиозным воспитанием никто особо не занимался. При этом я была верующая девочка, впечатлительная, но не знала, как именно надо ходить в церковь, что там делать.

В какой-то момент я оказалась в тусовке, симпатизирующей католичеству. Я пришла с ними на службу, посмотрела, узнала, что у них есть катехизация — курсы, подготавливающие к принятию католичества. В принципе, если бы мне попались такие же православные курсы, возможно, я и не приняла бы католичество. В то время для меня всё это что-то значило, но сейчас мои мотивы изменились. Я по-прежнему хожу в храм каждую неделю, но первоначальный сильный порыв ушёл.

В католичестве меня больше всего привлекает единство учения: по сути, между православием и католичеством не так уж много различий, но у нас есть папа римский, его авторитет объединяет католиков всего мира. Тогда как у православных слишком много разнообразных и совершенно не зависимых друг от друга течений.

Если можно смягчить участь конкретных людей — надо смягчать

То, что сейчас какие-то православные священники заявляют про Pussy Riot, про гомосексуалистов так нетерпимо — дескать, горите в аду, — мне это кажется неправильным. От католических священников я такого не слышу. Возможно, в Италии какой-нибудь священник тоже жёстко задвигает про опасности современного мира. Но в российской прессе это слабо освещается, а иностранную я не читаю.

Я считаю, нельзя говорить, что всё прекрасно и хорошо и как мы живём — так и надо жить. Жёсткость, конечно, какая-то нужна, но разжигание ненависти — это плохо. Не знаю, что бы Христос сделал с гей-парадом и с Pussy Riot, но если можно как-то смягчить участь конкретных людей — надо смягчать. К тому же это люди не из церкви. Если человек воцерковленный что-то делает не так, священник может ему сказать: «Ты что делаешь, ты нас всех позоришь!» Но если это люди посторонние — тогда какая разница?

Мои родители не очень воцерковленные: моя мама вообще не крещёная, и ей это всё удивительно. Папа крещёный и иногда вроде как интересуется, ему нравится раз в год сходить на пасхальную службу. Я не чувствую в себе морального права их агитировать, хотя, конечно, было бы хорошо их затащить в церковь. Когда я сама соберусь выходить замуж, я обязательно буду венчаться, а детей крещу с детства в католичестве.

Сила католичества за счет центра, который стоило бы придумать даже если бы пап не было.

Да, извечная дилемма для православных — это власть Папы. Меня совершенно не убеждают аргументы православных о соборности, ибо я вижу на деле, насколько “хороша” система православия, когда иерархи восточных церквей даже не смогли собраться друг с другом на всеправославный собор, так и не решив, “где кому сидеть”. Более того, аргументов в пользу первенства Рима предостаточно (читайте книгу В. Задворного “Сочинения Римских понтификов I-IX веков”). Но мне хватает и той очевидной пользы, какую сыграла римская независимость на протяжении истории для дела Евангелия. Так что если бы не было никакого первенства Петра, его стоило бы выдумать.

Монашество

В каждом из христианских направлений отличия касаются и монашества. В большинстве стран монастырь является автономной организацией и имеет собственное полноценное руководство, главным в котором считается архиерей. У представителей католической церкви монастыри созданы на базе Орденов, с обособленным уставом и главой. Такие церковные союзы могут быть разбросаны по всему миру, но подчиняться будут одному руководству. Монастыри можно считать даже более обособленной и самостоятельной частью церкви, чем саму церковь.

Рис 5 К одним из ведущих видов монашества в католицизме можно отнести духовно-рыцарские объединения – тамплиеры, госпитальеры и др. покровителем и духовным отцом православного монашества является Святой Василий.

Как принять католичество

05.03.2014

В 21-м веке разнообразием религий и вероисповеданий никого не удивишь. Более того, сменить веру стало нормальным (и даже где-то модным) явлением

Но для присоединения к одной из основных религий мира – католицизму важно понимание ее основ и постулатов

Условия для принятия католицизма

Католический священник при выявлении прихожанами желания принять его религию обязательно уточнит следующие моменты: — во-первых, верит ли человек в Иисуса Христа и учения святого Евангелия? Готов ли прихожанин познать силу учителя не только в земной жизни, но и небесной; — во-вторых, принимает ли человек необходимость исповедоваться, как основной постулат веры? При этом непосвященным объяснят, что важнейший символ католической веры – Никейский, который признанный таковым уже более 17 веков. Символом веры считается свод норм, что определяют вероисповедание как таковое. Главный тезис католической веры – неоспоримый авторитет единой церкви во всей вселенной. Это святая церковь Христа

Тут важно уяснить один простой постулат: вера в Иисусову Церковь настолько священна и важна, сколько вера в самого Сына Божьего. Именно об этом и твердит Никейский символ веры

Выводы из всего сказанного: тот, кто верит в Христа, доверяет ему свои чистые помыслы и благородные поступки, должен с благодарностью принимать наставления Церкви Христа. В мирской жизни это означает обращение к Церкви по всем вопросам морали и нравственности, неоспоримая вера пастырям и духовным наставникам, участие в Поместных соборах (вселенских – по возможности).

Как сменить одну христианскую религию на другую?

На просторах нашей родины проживают люди разных религий и конфессий. Но основной религией все-таки остается православие. С рождения мы подвергаемся христианским обрядам неосознанно, скажем, без нашей воли нас крестят. Но католическая вера признает основные таинства, произведенные по православному обычаю (крещение, венчание и прочие). Это означает, что дублировать их при смене веры не нужно. Первым шагом на пути к католицизму является общение со священником ближайшего прихода. Святому Отцу стоит объяснить, что вы хотите стать членом общины, рассказать почему. Бывает, что сразу после беседы священник даст задание прочесть Никейский символ веры, после чего можно считать себя католиком. Правда, бывает и более сложный путь вхождения в католическую общину – прохождения курса обучения Писанию и Преданию. Этот курс изучения в католицизме называют катехизацией.

Еще из этой рубрики:

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ТАКИЕ СЛОЖНЫЕ «ПРОЦЕДУРЫ ПРИОБЩЕНИЯ БОГУ» После описания структуры служб стоит задаться одним исключительно важным вопросом — пожалуй, центральным для этой книги. Вопрос был сформулирован одной из читательниц первой версии этой книги до ее выхода …

Слова Апостальскага Візітатара БГКЦ на завяршэньне XIII штогадовай Пілігрымкі беларускіх грэка-католікаў Полацак, 15 ліпеня 2007 г. Дарагія браты і сёстры! 1. Вялікі дзякуй кожнаму з вас, хто сёньня прыйшоў сюды “разам праслаўляць Госпада”. Дзякуй тым з вас, хто ў мінулыя дні ахвярна прайшоў шлях ХІІІ Пілігрымкі беларускіх …

Как носить нательный крестик. Каждый крещёный человек носит на груди крестик с изображением Христа. Это не украшение, не знак отличия, это — символ веры. Крестик, который человек получает при крещении, надо носить всю жизнь. Снимать его …

Православие запрещают в Татарстане Духовные лидеры РФ выступили за обеспечение преподавания всех религий в школах. В МИА «Россия сегодня», в первый день текущей недели, состоялся круглый стол, на котором представители основных религий России, …

ВСЕНОЩНОЕ БДЕНИЕ: ВЕЧЕРНЯ Рассмотрим чаще всего совершаемое Всенощное бдение — воскресное. Оно служится накануне воскресенья, в субботу вечером. Всенощная большинства праздников структурно очень похожа на воскресную, за редкими исключениями …

Распространенные заблуждения в вопросе о внешних различиях

Как правило, для людей, не особо вникающих в богословские тонкости вероучений, различия между католическими и ортодоксальными конфессиями сводятся к внешне очевидным нюансам. Действительно, расхождение в проведении богослужений, внешнем виде священников и обустройстве храмов имеются, но далеко не все из них на самом деле могут считаться отличиями.

К примеру, наличие в церкви органа и использование его при богослужении большинство людей ассоциируют с католицизмом. Между тем, в Греции, земли которой являются колыбелью ортодоксальных конфессий, орган используется повсеместно.

Очень часто на вопрос о том, в чем различие между православной и католической церковными службами, люди отвечают фразами о том, что в западных храмах сидят, а в восточных стоят. На самом же деле данное утверждение верно лишь отчасти. В каждой православной церкви, у стен вблизи выхода из молитвенного зала имеются скамьи. Каждый прихожанин, испытывающий нужду в том, чтобы присесть, вправе ими воспользоваться. А в церквях Болгарии и вовсе принято сидеть на служениях, точно так же, как и в католических храмах.

Я сказал: “Ты, Боже, веди меня туда, куда я должен идти”

Отец Фома: Вступало. Я опасался слишком близко прикоснуться к Православию, боясь за свою католическую веру, и молился Богородице, чтобы не потерять ее. Надо сказать, что я поступил в католическую семинарию и понимал: если я хочу стать католическим священником, то рано или поздно придется отказаться от своей тяги к Православию. Но хочу ли я этого? В чем воля Божия? Я решил себя проверить тем, что отказался от всего, что было связано с Россией, с Православием, от всех моих учебников и книг, звукозаписей, даже словарей. Это была целая библиотека. Я всё упаковал и отдал. Отделился. И сказал: «Ты, пожалуйста, Боже, веди меня туда, куда я должен идти». И таким образом я жил еще несколько лет.

Я учился в семинарии, и мне с каждым годом становилось тяжелее. Я больше не ощущал, что у меня есть та благодать, которая нужна монаху, нужна целибатному священнику, а целибат – необходимое условие для того, чтобы стать священником у католиков. И вообще само чувство призвания к священству стало ослабевать, и в конце концов я был в таком внутреннем кризисе, что духовнику и ректору – он и глава движения Неокатехумената, это известный испанец Кико Аргуэльо – пришлось послать меня домой со словами: «Здесь оставаться ты не можешь. Пожалуйста, иди домой, ищи себе подружку и делай что хочешь, работай. Здесь оставаться не можешь. Не знаем, куда Бог тебя ведет, но, пожалуйста, уходи». И это было для меня то слово, в котором я нуждался. Это был ответ от Бога на ту мою молитву.

Я отправился домой, в Мюнхен, вернулся к работе архитектора. Тем же летом я поехал в Россию в поиске супруги, что, конечно, ничем не закончилось. И слава Богу, что ничем не закончилось. Вернувшись, я стал понемногу посещать богослужения в русской церкви в Мюнхене.

Отец Георгий: В крупных городах Германии представлено много разных Православных Поместных Церквей. Есть и Константинопольская греческая юрисдикция, есть Русская Зарубежная Церковь, и русская Московского Патриархата. Есть и болгарские, и сербские, и румынские храмы. Как случилось так, что ваша душа больше лежала к Русской Зарубежной Церкви? Это было просто потому, что ближайший к вам храм оказался таким? Или это объяснялось чем-то более существенным?

Отец Фома: Это был не ближайший храм. Ближайший был сербский. Он был самый благоустроенный. Но я не знал сербского языка. Для немца, который интересуется Православием, это большая поддержка, если он знает язык той или иной Поместной Православной Церкви. Кто болгарский, кто греческий. В каждой из этих церквей в Мюнхене есть своя немецкая паства, они, конечно, стараются учить язык, чтобы лучше участвовать в богослужении. Русский я знал в какой-то степени, хоть плохо, но что-то я понимал. И в Русскую Зарубежную Церковь пошел, действительно, потому, что их храм был ближе и это была красивая большая церковь. У Московской Патриархии этого не было. А в Зарубежной Церкви был даже епископ немец. Они делали и до сих пор много делают для немецкой паствы. Владыка собирает раз в месяц немцев к себе в монастырь и проводит для них урок православной догматики. Раз в месяц есть кружки по домам, в разных семьях, и владыка рассказывает о православной жизни, о вере. Это, конечно, была большая поддержка. Также были двух-трехдневные семинары на немецком языке о Православии. Так что я стал чаще туда ходить, налаживать контакт с епископом и оставаться после Литургии на трапезы, старался общаться то на немецком, то на русском с людьми и нашел там очень дружную общину, где каждый знал каждого. И всё было очень хорошо. Единственной проблемой там было то, что я все-таки был нерусский и поэтому немного ощущал, что стою как бы несколько за дверями. Эта проблема, конечно, есть везде, думаю, за границей для Русской Церкви, потому что, сохраняя русский язык и церковнославянский язык, она не может быть в полной мере миссионерской. Если лишь одна Литургия в месяц служится на немецком языке.

Отец Георгий: И что же вам помогло преодолеть это ощущение некоторой чуждости местной православной общины как ориентированной на другую нацию?

Отец Фома: Владыка Берлинский Марк главным образом. А также отец Николай Артемов. Он в Германии родился и вырос, поэтому для нас мог многое делать. Он проводил для нас уроки по церковнославянскому языку. Был еще немецкий священник, что также явилось знаком для меня: национальность не является преградой даже для принятия сана.

Первым христианским храмом считается Сионская горница

Правым в мире христианским храмом признаётся Сионская горница или же Горница Тайной Вечери. Это помещение, расположенное на верхнем этаже одного из домов Иерусалима.

Здесь совершена Тайная вечеря, то есть последняя пасхальная трапеза Иисуса Христа с учениками. Кроме того, здесь же произошли некоторые другие важные события из Нового Завета, например, Схождение Святого Духа на учеников в день Пятидесятницы (Деян. 2:1-4).

Сионская горница. На втором этаже этого здания совершена Тайная вечеря. Именно поэтому оно считается первым христианским храмом

Первый христианский храм в мире сегодня не принадлежит никакой конфесии. Он находится в распоряжении правительства Израиля. Вход сюда свободный и бесплатный, но молиться громким голосом здесь запрещено.

Предание указывает на здание Сионской горнице, расположенное на вершине горы Сион. Оно стоит вне стен Старого города, неподалёку от Сионских ворот.

Современное помещение горницы возвёл в готическом стиле в XIV веке один францисканский монах. На первом же этаже здания размещается синагога с гробницей Царя Давида.

О смене католической веры на православную

Смена веры – это достаточно серьезный вопрос, который имеет огромное значение для любого верующего человека. Многие церкви считают его непросто процессом, а своего рода грехом, то есть предательством родной Церкви, к которой принадлежит человек. В то же время такая возможность не исключается. Но прежде чем пойти на такой радикальный шаг, следует все тщательно обдумать и ни в коем случае не принимать решение «на горячую голову». Нужно помнить, что католикам не запрещается посещать Православные храмы и молится в них. Но они не могут принимать участия в Таинствах, например, крестить в такой церкви ребенка.

Если вы все же намерены сменить веру, то об этом можно поговорить со священником в церкви, которую вы обычно посещаете. Он сможет обсудить с вами этот вопрос и выяснить, почему именно вы собираетесь сделать такой шаг. Если какие-то моменты в вашей вере кажутся вам неприемлемыми или неправильными, то он мог бы их с вами обсудить.

Глеб

Я принял католичество в 9 лет. Это был довольно осознанный шаг. У меня папа — военный. После того как он вышел на пенсию, нас занесло на Западную Украину, под Винницу, где православие на второстепенных, так скажем, ролях. Папа был воспитан в духе научного атеизма и не придавал религии значения, пока не произошёл один случай. Папа бомбил на машине, и его остановил католический священник. Они ехали, было жарко, но священник почему-то прикрыл окно. И прямо в эту секунду в окно прилетел здоровый камень от проехавшего грузовика. Папа удивился — и они со священником разговорились, познакомились.

Папе нужна была работа, а священник приехал восстанавливать старый католический костёл — папа взялся помогать. Мы несколько лет общались с этим священником, сдружились. Всё произошло абсолютно естественно: сначала крестился папа, ну а потом я. Я даже не задумывался о том, что можно было не креститься.

Для детей катехизация минимальная, особенно если ходишь на занятия постоянно. Занятия проходили несколько месяцев по субботам, они назывались «пятёрки», потому что за каждые пять занятий дарили красивую открытку с библейскими сценами. Католическая община отличается большой активностью: у нас постоянно проводились какие-то вечера, песни под гитару, посиделки у костра.

Когда мы приехали в Россию в 1995 году, я сильно почувствовал разницу. Тут мамины родственники все православные — и приезжаем мы, католики с Украины. Мы казались странными.

Нам была непривычна дистанция между духовенством и прихожанами. Та община, к которой мы принадлежали, была очень сплочённой. Наверное, дело в том, что она была образована вокруг одного общего дела: мы восстанавливали костёл — и восстановили, сейчас он там главная достопримечательность.

Я сталкивался с неприязненным отношением к католичеству всего пару раз в жизни. Один раз я зашёл в православный храм в Северодвинске и перекрестился слева направо открытой ладонью. Тут, конечно, бабушки на меня зашикали, и я понял: о»кей, зайду в другой раз.

Ещё меня спрашивают: а вот как же так, ты католик, а у тебя татуировка, ты играешь в рок-группе. А ведь это не имеет никакого отношения к вере.

Одноклассники и однокурсники удивлялись скорее не тому, что я католик, а тому, что верующий. Особенно в пост странное отношение. У нас на курсе были такие постящиеся девушки — ни мяса, ни майонеза, ничего нельзя. Они знали, что я тоже пощусь, и когда видели, что я ем бутерброд с сыром, тут же начиналось: как же так, ты же постишься! А я им говорю: у меня католический пост, он мягче. А они: ваш пост — это вообще не пост! При этом они вечером в клуб, гулять — меня сильно угнетало это несоответствие.

Мне очень странно слышать, когда люди, которые крестились в сознательном возрасте, рассказывают, что их это сильно изменило. За последнее время было много случаев, когда мне, католику, приходилось защищать православную церковь от самих православных, которые возмущались «доколе, сколько можно». Католикам проще: они уже давно живут с постоянным негативным фоном, который был вызван, в частности, скандалами с педофилией. Учишься спокойно различать: есть люди, а есть вера.

Меня многое не устраивает в католичестве и мне нравится многое в православии. Католичество после II Ватиканского собора отказалось от многих важных вещей — в православии больше древних традиций сохранилось. Но у меня в голове не укладывается, как можно поменять религию. Невозможно поменять мать. Главное в церкви — не то, кто учит, а то, чему учат. Христианское учение — штука неудобная, и жить по нему тяжело, но упрощать его нельзя ни в коем случае.

Глеб

Я принял католичество в 9 лет. Это был довольно осознанный шаг. У меня папа — военный. После того как он вышел на пенсию, нас занесло на Западную Украину, под Винницу, где православие на второстепенных, так скажем, ролях. Папа был воспитан в духе научного атеизма и не придавал религии значения, пока не произошёл один случай. Папа бомбил на машине, и его остановил католический священник. Они ехали, было жарко, но священник почему-то прикрыл окно. И прямо в эту секунду в окно прилетел здоровый камень от проехавшего грузовика. Папа удивился — и они со священником разговорились, познакомились.

Папе нужна была работа, а священник приехал восстанавливать старый католический костёл — папа взялся помогать. Мы несколько лет общались с этим священником, сдружились. Всё произошло абсолютно естественно: сначала крестился папа, ну а потом я. Я даже не задумывался о том, что можно было не креститься.

Для детей катехизация минимальная, особенно если ходишь на занятия постоянно. Занятия проходили несколько месяцев по субботам, они назывались «пятёрки», потому что за каждые пять занятий дарили красивую открытку с библейскими сценами. Католическая община отличается большой активностью: у нас постоянно проводились какие-то вечера, песни под гитару, посиделки у костра.

У меня в голове не укладывается, как можно поменять религию. Невозможно поменять мать

Когда мы приехали в Россию в 1995 году, я сильно почувствовал разницу. Тут мамины родственники все православные — и приезжаем мы, католики с Украины. Мы казались странными.

Нам была непривычна дистанция между духовенством и прихожанами. Та община, к которой мы принадлежали, была очень сплочённой. Наверное, дело в том, что она была образована вокруг одного общего дела: мы восстанавливали костёл — и восстановили, сейчас он там главная достопримечательность.

Я сталкивался с неприязненным отношением к католичеству всего пару раз в жизни. Один раз я зашёл в православный храм в Северодвинске и перекрестился слева направо открытой ладонью. Тут, конечно, бабушки на меня зашикали, и я понял: о’кей, зайду в другой раз.

Ещё меня спрашивают: а вот как же так, ты католик, а у тебя татуировка, ты играешь в рок-группе. А ведь это не имеет никакого отношения к вере.

Одноклассники и однокурсники удивлялись скорее не тому, что я католик, а тому, что верующий. Особенно в пост странное отношение. У нас на курсе были такие постящиеся девушки — ни мяса, ни майонеза, ничего нельзя. Они знали, что я тоже пощусь, и когда видели, что я ем бутерброд с сыром, тут же начиналось: как же так, ты же постишься! А я им говорю: у меня католический пост, он мягче. А они: ваш пост — это вообще не пост! При этом они вечером в клуб, гулять — меня сильно угнетало это несоответствие.

Христианское учение — штука неудобная, и жить по нему тяжело

Мне очень странно слышать, когда люди, которые крестились в сознательном возрасте, рассказывают, что их это сильно изменило. За последнее время было много случаев, когда мне, католику, приходилось защищать православную церковь от самих православных, которые возмущались «доколе, сколько можно». Католикам проще: они уже давно живут с постоянным негативным фоном, который был вызван, в частности, скандалами с педофилией. Учишься спокойно различать: есть люди, а есть вера.

Меня многое не устраивает в католичестве и мне нравится многое в православии. Католичество после II Ватиканского собора отказалось от многих важных вещей — в православии больше древних традиций сохранилось. Но у меня в голове не укладывается, как можно поменять религию. Невозможно поменять мать. Главное в церкви — не то, кто учит, а то, чему учат. Христианское учение — штука неудобная, и жить по нему тяжело, но упрощать его нельзя ни в коем случае.

Переход из Православия в Католичество

Содружество поместных церквей, условно называемое Православной Церковью*, является наиболее близким по вероисповеданию к Католической Церкви, поэтому переход из «православия» в католичество наиболее легок и прост.

Все православные таинства — крещение, миропомазание, венчание, священство — Католическая Церковь признает, а потому при переходе православному не нужно проходить их заново. Для того, чтобы стать католиком, нужно просто подойти к ближайшему католическому священнику и попросить его принять вас в качестве члена Вселенской Церкви. В некоторых случаях, после личного собеседования, священник может направить на катехизацию, т.е. курс изучения Писания и Предания, но чаще всего, если результат собеседования будет удовлетворительным, вас просто попросят прочесть Никейский символ веры, и с того момента вы уже будете полноценным членом католической общины. Никакого специального «чина присоединения» к Католической Церкви помимо крещения и миропомазания не существует.

Как католику стать православным?

Для этого необходимо посетить православный храм и поговорить со служащим в нем священном о вашем намерении. Для того чтобы принять православную веру нужно будет пройти чинопоследование присоединения. Дело в том, что католики принимаются в Православную церковь без перекрещения. Это происходит двумя способами – через исповедь и причастие или через миропомазание в зависимости от обстоятельств.

Через Таинство Миропомазания в Православную церковь могут быть приняты те католики, которые были крещены в детстве, но не проходили конфирмацию (в Католической церкви ее проходят в двенадцать лет). В этом случае также нужно будет исповедаться перед православным священником. Те же, кто уже принял Таинство Крещения и конфирмацию в Католической церкви могут принять православную веру, исповедавшись в Православном храме и пройдя Причастие на литургии святых таинств.

источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector