Иван васильевич киреевский

Иван Васильевич Киреевский

Киреевский Иван Васильевич (1806/1856) — русский литературный критик и
публицист, философ. Явился одним из основоположников
славянофильства. В
своих трудах исследовал причины кризиса европейского Просвещения, а
господства отвлеченного мышления в немецкой идеалистической философии. Корни
этих явлений, по его мнению, лежат в отходе от религии и в утрате духовных
ценностей. Русская философия, считал Киреевский, нуждается в переработке
«европейской образованности» в духе учений восточной патристики (доктрин
христианских мыслителей со II по VIII век).

Гурьева Т.Н. Новый литературный словарь / Т.Н. Гурьева. – Ростов н/Д,
Феникс, 2009, с. 125-126.

Другие биографические материалы:

Фролов И.Т. Адепт консервативной утопии
(Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991).

Катасонов В.Н. Русский философ (Новая
философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред.
совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010).

Сапов В. В. Один из ведущих теоретиков
славянофильства (Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе,
доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П.
Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014).

Зеньковский В. Мыслитель и публицист (Большая
энциклопедия русского народа
).

Черейский Л.А. Киреевский и Пушкин (Л.А.
Черейский. Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999).

Дмитриев С.С. Религиозно-идеалистическая
философия Киреевского имела глубоко консервативный характер (Советская
историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982.
Том 7. КАРАКЕЕВ — КОШАКЕР. 1965).

Блинников Л.В. Цельность общества состоит в том,
чтобы сочетать личную свободу и индивидуальные особенности граждан (Блинников
Л.В. Краткий словарь философских персоналий. М., 2002).

Антонов М. С юных лет питал интерес к экономике
(Энциклопедический словарь Русской цивилизации).

Испытал влияние немецкой идеалистической
философии (Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская
энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г.
Панов. 1983).

Виднейший славянофил (Энциклопедический
словарь Русской цивилизации).

Писатель и публицист (Русские писатели и
поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000
).

Далее читайте:

Киреевский И.В. О характере
просвещения Европы и о его отношении к просвещению России (письмо к
графу Е.Е. Комаровскому).

Киреевский И.В. О необходимости и
возможности новых начал для философии (Статья А.П. Козырева о философской
работе И.В. Киреевского).

Ильин Н.П.
Трагедия русской философии. Часть I. От личины к лицу. С.Пб., 2003.

«Европеец» — русский
«журнал наук и словесности», 1832 г., Москва.

Персоналии:

Киреевский Петр
Васильевич (1808 — 1856), брат Ивана Васильевича.

Юшкова (Елагина) Авдотья
(Евдокия) Петровна (Юшкова) (1789-1877), хозяйка
литературно-философского салона, мать Ивана Киреевского.

Зонтаг Анна Петровна (Юшкова)
(1786-1864), детская писательница, тетка Ивана Киреевского.

Елагин Василий
Алексеевич (1818-1879), брат Ивана Киреевского по матери.

Полн. собр. соч.: В 2 т. М., 1911;

Избранные статьи. М., 1984.

Критика и эстетика. М., 1979;

Литература:

Лушников А. Г. И. В. Киреевский. Казань, 1918.

Лясковский В.Н. Братья Киреевские. Жизнь и труды их. СПб., 1899;

Манн Ю. Путь Киреевского // Русская философская эстетика.
М.; 1969.

Манн Ю. Русская философская эстетика. М., 1969;

Мюллер Э. И. В. Киреевский и немецкая философия // Вопросы философии. 1993. №
5;

Зеньковский В. История русской философии

Гиренок Ф.И. Пато-логия русского
ума (Картография дословности), Москва, 1998,
глава 1.4.

Гершензон М. О. Исторические записки. М, 1910:

Фризман Л. Г. К истории журнала «Европеец» // Русская литература. 1967, № 2;

Четвериков С. Оптина пустынь: Исторические очерки и личные воспоминания.
Париж, 1926;

И. В. Киреевский: Лит и филос.-эстет. искания (1820-1830); Омск, 1996;

Иван и Петр Киреевские в русской культуре. Калуга, 2001;

История русской философии / Под ред. М. А. Маслина. М., 2008;

Антонов К. М. Философия Киреевского: Антропологический аспект. М., 2006;

Lavrin J. Kireevsky and the Problem of Culture // Russian Review, 1961. № 2;

Chi istojf P. K. An Introduction to Nineteenth-Century Russian Slavophilism.
A Study of Ideas. Vol. 2. I. V.

Kireevskij. The Hague-P., 1972;

Gleason A European and Moscovite. Ivan Kireevsky and the Origins of
Slavophilism. Cambridge (Mass.), 1972.

Rouleau F. Ivan Kireievski la naissance du
slavophilisme. Namur, 1990.

Философские идеи

«…У нас есть Надежда и Мысль о великом назначении нашего отечества!»

В начале творчества Киреевского заметны «западнические» симпатии, вскоре сменившиеся мистицизмом и славянофильством.

Главенствующее место у Киреевского занимает идея цельности духовной жизни

Именно «цельное мышление» позволяет личности и обществу избежать ложного выбора между невежеством, которое ведет к «уклонению разума и сердца от истинных убеждений», и логическим мышлением, способным отвлечь человека от всего важного в мире. Вторая опасность для современного человека, если он не достигнет цельности сознания, особенно актуальна, полагал Киреевский, ибо культ телесности и культ материального производства, получая оправдание в рационалистической философии, ведет к духовному порабощению человека

Принципиально изменить ситуацию может только перемена «основных убеждений», «изменение духа и направления философии».

Как и Хомяков в учении о соборности, Киреевский связывал рождение нового мышления не с построением систем, а с общим поворотом в общественном сознании, «воспитанием общества». Как часть этого процесса общими («соборными»), а не индивидуальными интеллектуальными усилиями и должна была войти в общественную жизнь новая, преодолевающая рационализм, философия. Суть этого пути — стремление к сосредоточенной цельности духа, которая дается только верой: «осознанием об отношении человеческой личности к личности Божества». Этому должна помочь также и аскеза — необходимый элемент не только жизни, но и философии. В то же время Киреевский отнюдь не считал бессмысленным опыт европейского философского рационализма: «Все ложные выводы рационального мышления зависят только от его притязания на высшее и полное познание истины».

Вообще, цельность духа — одно из центральных понятий философии Киреевского. Она сочетает в себе чувственный, душевный и духовный опыты. При этом последний подчиняет себе первые два. Человек может достичь этой цельности духа только путём постоянной аскезы, прежде всего внутренней, выражающейся в борьбе со страстями. Философ был сторонником идеи изначальной падшести человека, а потому считал, что только путём самостоятельного выстраивания собственной личности путём обращения к мистическому опыту человек может преодолеть первородный грех.

Сочинения

  • Киреевский И. В. Критика и эстетика. — М.: Искусство, 1979. — 440 с. — (История эстетики в памятниках и документах). — 20 000 экз.

    / Сост., авт. вст. ст., авт. прим. Ю. В. Манн. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Искусство, 1998. — 464 с. — (История эстетики в памятниках и документах). — ISBN 5-210-00917-3.

  • Киреевский И. В. Избранные статьи. — М.: Современник, 1984. — 384 с. — (Библиотека «Любителям российской словесности»). — 20 000 экз.
  • Киреевский И. В. Разум на пути к истине: Философские статьи, письма, дневник. — М.: Правило веры, 2002. — 662 с. — 4000 экз. — ISBN 5-7533-0119-3.
  • Киреевский И. В., Киреевский П. В. Полное собрание сочинений: В четырех томах / Сост. А. Ф. Малышевский. — М.: Гриф, 2006. — ISBN 5-89668-104-6.

Дальнейшая жизнь и идеи

Лишь в начале 1840-х годов Киреевский вновь появился на интеллектуальной сцене Москвы, чтобы встать на сторону Хомякова в его полемике с Герценом, Тимофеем Грановским и другими молодыми «западниками». Поскольку реакционное правление Николая I не было благоприятным для журналистской деятельности, Хомяков и Киреевский критиковали «одностороннюю, поверхностную аналитическую рациональность» Запада в московских салонах и вечерах.

В своих немногочисленных письменных работах Киреевский противопоставлял философию Платона и отцов греческой церкви (особенно Максима Исповедника ) рационализму Аристотеля и средневековых католических докторов церкви

Он обвинил Аристотеля «в том, что он« слепил разум Запада из железной отливки разумности », которую он определил как робкую осторожность (в отличие от истинной мудрости) или« стремление к лучшему в кругу банальности ». Доктрины Гегеля рассматривались как последнее проявление аналитического подхода Аристотеля, который отделял разум от души, мысли от (религиозных) чувств.

Киреевский стремился восстановить утраченную целостность Человека в учении Восточного Православия. Его набожная жена познакомила его к старейшинам ( старцев ) в Оптину Пустынь , которую он часто посещал в преклонные годы своей жизни. Не разделяя радикального увлечения Юрия Самарина всем допетровским, Киреевский превозносил духовные сокровища средневековой Руси. По его словам, монастыри Древней Руси «излучали единый и гармоничный свет веры и учения» разрозненным славянским племенам и княжествам. Сеть церквей и монастырей настолько плотно накрыла Россию, что эти «узы духовной общности» объединили страну в «единый живой организм».

Он умер в возрасте 50 лет во время эпидемии холеры. Его брат Петр пережил его на несколько месяцев. Они были похоронены рядом в Оптиной обители, первыми удостоенными этой чести мирянами.

Ранняя жизнь и карьера

Иван Киреевский и его брат Петр родились в образованной дворянской семье со значительным достатком. Их отец был известен тем, что ненавидел французский атеизм так страстно, что он сжигал кучи книг Вольтера , приобретенных специально для этой цели; его смертельная болезнь была перенесена во время лечения раненых солдат во время французского вторжения в Россию . На момент смерти мальчику было всего шесть лет; его воспитывали дядя по материнской линии Василий Жуковский и мать, м-мэ Авдотья Елагина , влиятельная дама, владевшая блестящим салоном в Москве. Она заявляла о своей неприязни к Петру Великому за то, как он относился к своей жене Евдокии и семье Лопухиных, с которыми она была в родстве. Отвращение отца к французской культуре и недоверие матери к постпетровскому чиновничеству, возможно, сформировали взгляды Киреевского на Россию и ее историю.

С 1821 года Киреевский поступил в Московский университет , где заинтересовался современной немецкой философией и присоединился к кружку «любителей мудрости» ( Любомудрых ) во главе с Дмитрием Веневитиновым и Владимиром Одоевским . На него особенно произвело впечатление учение Шеллинга , представление которого о мире как о живом организме соответствовало сильной неприязни Киреевского к европейскому рационализму и фрагментарности. Оригинальные литературные произведения Киреевского не отводят ему места в истории русской литературы , но известность ему принесла публикация глубоких анализов современных авторов. Его рецензия на стихи Пушкина 1828 года , написанная фиолетовой прозой и озаглавленная «Некоторые наблюдения о характере пушкинской поэзии», содержала первую глубокую оценку « Евгения Онегина» . Позже Киреевский обменивается письмами с Пушкиным и публикует его произведения в недолговечном журнале « Европейский» .

Получив отказ двоюродного брата, Киреевский отправился в Европу, где посетил лекции Шеллинга, Шлейермахера , Гегеля и Мишле . Во время своих путешествий он увидел прогнившие основы западного общества, основанного на индивидуализме , который он позже противопоставил целостности ( соборности ) российского общества. Вернувшись в Москву к 1832 году, он «объединил всю литературную аристократию» (как сказал Погодин ) под эгидой «Европейца». Журнал был запрещен после двух выпусков, но не раньше, чем Киреевский опубликовал свою большую статью «Девятнадцатый век» , свою первую развернутую критику западной философии и ценностей.

Провал «Европейца» усугубил разочарование Киреевского в российской интеллигенции и элите. Он женился и всем сердцем посвятил себя семейной жизни. Многие критики, начиная с Герцена , склонны объяснять двенадцатилетний перерыв в литературной карьере Киреевского его обломовской склонностью к нерешительности и бездействию. Действительно, вся его литературная продукция состоит из дюжины полнометражных статей и может быть собрана в одном томе (полное собрание его работ 1911 года, включая письма, составляет 600 страниц в двух томах).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector