Бытовая письменность древней руси. часть 1

Характер берестяных грамот

Большая часть найденных записей на бересте носит как частный, так и общественный характер. Это долговые расписки, бытовые указания, списки, челобитные, завещания, купчие, протоколы суда и т. д.

Однако среди них также есть грамоты, содержащие церковные тексты, например молитвы, поучения и т. д. Особый интерес вызывают берестяные рукописи, которые представляют собой литературные произведения и материалы учебного характера, например азбуки, школьные упражнения, домашние задания с детскими каракулями и т. д.

Очень интересны обнаруженные в 50-х годах новгородские берестяные грамоты, содержащие рисунки мальчика Онфима. Они относятся к 13 веку. Отличительной чертой всех без исключения грамот является краткость и прагматичность

Поскольку они не моли быть больших размеров, то писцы здесь записывали только самое важное. Однако нашим предкам не была чужда любовная лирика, и среди рукописей можно встретить записки любовного характера, написанные рукой влюбленной женщины или мужчины

Одним словом, открытие берестяных грамот в какой-то мере помогало влюбленным в выражении своих тайных чувств.

Записи мальчика Онфима

Одни из самых известных в России образцов берестяных грамот — это «школьные тетради» мальчика Онфима 6-8 лет, по мотивам которых был снят короткометражный мультфильм. Хотя он жил в Новгороде в первой половине XIII века, его творения сильно напоминают рисунки современных мальчишек. Онфим рисовал конных и пеших воинов, сражения, человечков, сохранилось изображение фантастического животного с надписью «Я — зверь». Мальчик писал записки с подписью «с поклоном от Онфима», начинал переписывать Псалтирь, изучал азбуку. Все эти записи и рисунки нашлись в одном месте, вероятно, мальчик носил их с собой и однажды потерял.

Что писали русичи в берестяных грамотах

Из текстов берестяных грамот ученые узнали много ценной с исторической и этнографической точек зрения информации. Так, отдельные имена, которые давали простым людям на Руси, до находок в Новгороде были неизвестны. Например, такие, как Воислав, Радонег, Твердята, Гостята, Нежка, Ноздрька, Пленко, Офонос.

Берестяная грамота / Фото: twitter.com

Разными были и содержания текстов берестяных посланий. Так, в грамоте, которая у археологов получила инвентарный №138, и датирована примерно 1300-1320 гг., некий Селивестр написал свое завещание. Находили археологи и берестяные записки от женщины своему любовнику, послания купцу от взятых под стражу торговцев, распоряжения боярина о выполнении работ приказчиком, и много других коротких посланий, описывающих простые бытовые жизненные ситуации.

Узнали историки и цены того времени на отдельные товары. Так, корова в Новгороде начала XIII века стоила 3 гривны, а за 750 локтей «водмола» – грубого неотбеленного полотна, купец готов был заплатить 31 гривну 3 куны.

Свернутая берестяная грамота / Фото: calligraphy-expo.com

После находок отдельных грамот ученые также развенчали миф о том, что ругательства на Руси появились после татаро-монгольского нашествия. В некоторых записках, датированных еще XII веком, встречается довольно много бранных слов.

Лишь один факт, связанный с берестяными грамотами, ученые не могут документально доказать и до сих пор. Исследователи не знают, кто и каким образом доставлял подобные послания от отправителя к адресату. Существует лишь предположение, что в то время в Новгороде работала некая служба доставки берестяных грамот.

Эйфория, дурман и ошибки интерпретации

На онлайн-лекции в присутствии 450 специалистов Алексей Гиппиус увлекательно рассказал о том, как лингвисты расшифровывали эти заковыристые надписи, вырезанные много веков назад на древнерусском разговорном языке, как искали смысл в полустертых буквах и как порой заблуждались, а затем, озаренные догадками, пробивались к истине.

Например, изначально лингвисты предположили, что костяная грамота с коротким текстом «Молвила куна соболи» и цифрами 112, 50 и 30, вырезанными на коровьем ребре в XIII веке, имеет отношение к торговле. Алексей Гиппиус даже подсчитал цены того времени: 40 соболей стоят 7 гривен. Однако другой специалист по древнерусскому языку Марина Анатольевна Бобрик предположила свою интерпретацию, которая выглядит более убедительной. Куна и соболь — это метафорические именования жениха и невесты, а текст имеет отношение к свадебному сговору.

И действительно, согласился Гиппиус, в свадебных русских обрядах жених с невестой изображаются соболем и куницей. А значит, найденная костяная грамота — это символическая коммуникация между стороной жениха и стороной невесты, устанавливающая величину выкупа за невесту. О том, что шел торг, говорит и тот факт, что цифры написаны явно разными людьми. Сторона невесты запросила изначально 112 гривен. Сторона жениха попыталась сбавить цену: сначала появилась несмело очерченная цифра 50, а затем добавилась цифра 30 и тоже неуверенным почерком. Специалисты полагают, что на цене 80 гривен стороны сторговались. Костяная грамота — не только редкая находка, это еще и новое свидетельство новгородского брачного обряда.

Гиппиус признал свою ошибку в изначальной трактовке текста и рассказал об особой эйфории первооткрывателей. «Тут я не могу не вспомнить замечательную фразу, которую Андрей Анатольевич написал мне в письме после того, как мы с ним долго и безуспешно пытались прочесть одну надпись на иконе, которая оказалась в результате нечитаемой, и высказывали один другому разные версии, не успевая в них поверить. И когда эти версии рассеялись, Андрей Анатольевич написал мне: «Да, сильный-таки дурман представляет собой эйфория, которая наступает, когда решишься что-либо открыть». Тут я стал жертвой такого дурмана, самим собой наведенным».

Доклад к проекту:

Ещё до самого открытия грамот, написанных на бересте, историкам было известно о таком виде записи, существовавшем в Древней Руси.

О них упоминалось в нескольких исторических текстах, в том числе в летописях.

Открытие.

Но настоящее открытие берестяных письменных источников произошло лишь в середине 20 века, когда при раскопках в Новгороде археологи обнаружили несколько хорошо сохранившихся древних документов. Это случилось в 1951 году.

Впоследствии они находились во многих городах — Пскове, Торжке, Москве, Твери, Смоленске, Рязани и в некоторых других местах. Но больше всего грамот продолжали находить в Новгороде.

В настоящее время найдено более 1200 древних документов, большинство из которых сохранилось лишь фрагментарно.

В них содержатся в основном записи бытового характера — деловая переписка, сообщения о долгах и торговле, челобитные. Попадались и грамоты ученические, с прописями, азбукой, упражнениями. На нескольких были обнаружены тексты молитв и заговоров.

Особенности использования.

Береста была очень удобным и распространённым материалом в прошлом. Писать на ней было удобно, а текст сохранялся достаточно долгое время. Записи выцарапывали специальными палочками — писалами, которые делались из кости или металла. Лишь на некоторых листах из бересты записи были сделаны чернилами.

Самые древние, из обнаруженных документов, относятся к началу 12 века, а самые поздние писались тремя столетиями позже. После этого времени такой вид записи исчезает, видимо в связи с распространением бумаги.

Мальчик Онфим.

Особый интерес представляют несколько грамот на бересте, автором которых является новгородский мальчик Онфим. Он учился в школе, и часто вместо выполнения заданий учителя рисовал на листах различные рисунки. Видимо и в те времена не все дети отличались прилежанием.

Источник знаний о прошлом.

Берестяные грамоты представляют собой важный исторический источник. Они рассказывают современным исследователям о том, как жили в прошлом люди на Руси, какие торговые связи существовали между городами. По ним были установлены родословные некоторых новгородских бояр. По ним же можно судить о становлении крепостного права, о развитии делопроизводства и судебной системы и, конечно, о том, как обстояло дело с обучением детей чтению и письму.

Вывод:

Грамоты, составленные на бересте — часть истории нашей страны. Они хранятся в музеях и с ними работают учёные историки. Из них можно многое узнать о том, как жили наши далёкие предки.

Общая характеристика грамот

Березовая кора как письменный материал широкое распространение получила в начале XI века и использовалась вплоть до середины XV века. С распространением бумаги использование данного материала для письма сошло на нет. Бумага была дешевле, да и писать на бересте становилось не престижно. Поэтому обнаруженные археологами грамоты – это не сложенные в архивах документы, а выброшенные и попавшие в землю в связи с ненадобностью.

При написании грамот очень редко использовались чернила, так как они были очень нестойкие, и авторы просто выцарапывали на бересте буквы, которые хорошо читались.

Бо́льшая часть найденных грамот – это бытовые частные письма на тему взыскания долгов, торговли и пр. Имеют место и черновики официальных актов на бересте: это завещания, расписки, купчие, судебные протоколы.

Были найдены и церковные тексты (молитвы), школьные шутки, заговоры, загадки. В 1956 году археологи обнаружили учебные записки новгородского мальчика Онфима, которые в дальнейшем получили широкую известность.

В большинстве своем грамоты лаконичны и прагматичны. В них сосредоточена только важная информация, а все, что и так известно адресату, не упоминается.

Характер берестяных грамот – послания незнатных людей – является ярким свидетельством распространения грамотности среди населения Древней Руси. Горожане обучались азбуке с детства, сами писали свои письма, женщины также знали грамоту. То, что в Новгороде была широко представлена семейная переписка, говорит о высоком положении женщины, которая посылала мужу наказы и самостоятельно вступала в денежные отношения.

Новгородская повседневность

До появления берестяных грамот о повседневной жизни русских городов было известно очень мало. Конечно же, имелись откопанные археологами предметы быта, на основании которых можно понять, как было устроено жилище, как готовили пищу, какую носили одежду и украшения. Но о человеческих отношениях, которые возникали в связи с этими предметами, узнать было неоткуда. Ведь летописи писались при дворе князя или митрополита. И тексты, соответственно, отражали большую политику, а не повседневные проблемы, с которыми имели дело жители городов.

Представьте себе, что вас интересует, например, как в Древней Руси учили читать и писать. Где вы об этом узнаете? Сам факт обучения грамоте упоминается во многих источниках. Например, «Повесть временных лет» рассказывает, что Ярослав Мудрый организовал обучение детей грамоте. Рассказывают про это и некоторые жития.

Мальчику Онфиму, начавшему писать на куске бересты буквы алфавита, вскоре надоело это занятие, и он нарисовал всадника, поражающего врага Фото: DIOMEDIA

Все прекрасно помнят, как трудно давалась книжная премудрость отроку Варфоломею, будущему Сергию Радонежскому. Но никаких подробностей, никакой информации о том, как именно выглядел процесс обучения, в житиях и летописях нет. Теперь же у нас есть более 20 листков бересты, содержащих различные ученические записи. Здесь и азбуки, и списки слогов («склады»), и упражнения, и рисунки. И можно легко себе представить, чему и как учили детей в древнем Новгороде.

Мужики с косами

Изучение иконы «Молящиеся новгородцы» позволило ученым предположить, что в древнем городе длинные косы имели ценность не только для женщин. С заплетенными волосами ниже пояса изображены на иконе XV века новгородские жители обоего полу. Правда, мужские косы дополнены еще и окладистыми бородами. Такие прически, вполне вероятно, были позаимствованы у викингов. С их потомками новгородцы активно торговали много веков подряд.

Ношение длинных кос мужчинами подтвердил и Жильбер де Ланнуа – фламандский рыцарь и дипломат, посетивший Великий Новгород в начале XV века. В своих путевых заметках он писал, что новгородские женщины заплетают волосы в две косы, а мужчины – в одну.

Рассказ о древнем Новгороде для 4 класса

Город Новгород находился на севере Древней Руси. Он лежал по обоим берегам реки Волхов, возле Ильмень-озера. По этой реке проходил путь из варяг в греки и поэтому Новгород всегда был центром торговли и купечества.

Новгород был поделён рекой на две части. На торговой стороне располагался торг, пристани для купеческих кораблей и различные ремесленные мастерские.

На другом берегу Волхва была Софийская сторона, где находился Новгородский кремль и где располагались дворцы знати и самых богатых купцов. Здесь же был дворец посадника и величественный Софийский собор.

Софийская и Торговая сторона соединялись мостом, переброшенным через Волхв.

В Новгороде также было много красивых церквей, но особенно славился этот город монастырями. Здесь находились Никольский и Зверин, Духов, Павлов и Антониев монастыри.

Прочитай текст. Используй его при рассказе о берестяных грамотах.

Количество берестяных грамот

Археологическая экспедиция в Великий Новгород – это уже традиция.  Ежегодно с 1951 года археологи открывают свои сезоны. К сожалению, количество грамот, найденных в разные годы, сильно разнится. Были сезоны, когда ученые находили несколько сотен экземпляров, а были и нулевые. Тем не менее сегодня найдено уже более 1000 берестяных грамот.

На конец 2017 года общее количество найденных грамот распределяется следующим образом:

Великий Новгород

1102 грамоты и 1 берестяная грамота-иконка

Старая Русса

48

Торжок

19

Смоленск

16

Псков

8

Тверь

5

Москва

4

Звенигород Галицкий (Украина)

3

Мстиславль (Белоруссия)

2

Витебск (Белоруссия)

1

Старая Рязань

1

Вологда

1

Не поплавок, и не заколка

После находки первой берестяной грамоты в культурном слое XIV века в Новгороде, многие ученые поняли, что им и раньше на раскопках попадались подобные артефакты. Однако по какой-то причине археологи не стали утруждаться, чтобы рассмотреть их и понять – что же это в действительности такое. Ведь в сложенном виде (в котором и обнаруживали большинство берестяных грамот) они напоминали рыболовные поплавки.

Берестяная грамота в свернутом виде / Фото: languagesoftheworld.info

Развернув же новгородскую грамоту, которая великолепно сохранилась, ученые смогли прямо на месте даже через слой грязи прочитать ее текст. В данном послании находился перечень сел и деревень, которые выполняли повинность некому «Роме»

В том же 1951 году во время последующих находок берестяных грамот в Новгороде, исследователи сделали еще одно важное открытие

Большинство этих посланий обнаруживали в свернутом «в трубочку» виде. Со многими из них находили небольшие деревянные палочки. Сначала ученые посчитали их некими заколками для того, чтобы грамота при «пересылке» оставалась свернутой. Однако дальнейшие исследования показали, что данные палочки были ничем иным, как деревянными «писалами». Именно этими стилосами собственно и царапались послания на бересте.

Как писали на бересте

На Руси обрезанная береста в качестве материала для письма использовалась задолго до широкого распространения пергамента и бумаги. Используемую для бытовых и деловых записок бересту не хранили — ее выбрасывали либо уничтожали тотчас после прочтения или когда информация теряла актуальность. В отличие от дорогого пергамента, она использовалась как дешевый материал для личной и бытовой переписки либо в качестве черновиков. Так, на одной из грамот записана жалоба на должностное лицо с указанием переписать в дальнейшем текст на пергаменте.

Для нанесения букв использовали писала — заостренные палочки из металла или кости, которые до открытия берестяных грамот проходили по описям археологов как гвозди, шпильки или рыболовные снасти. Буквы процарапывали на бересте, чернила же для письма почти не использовались, именно поэтому текст остался читаемым через столько веков.

Что писали русичи в берестяных грамотах

Из текстов берестяных грамот ученые узнали много ценной с исторической и этнографической точек зрения информации. Так, отдельные имена, которые давали простым людям на Руси, до находок в Новгороде были неизвестны. Например, такие, как Воислав, Радонег, Твердята, Гостята, Нежка, Ноздрька, Пленко, Офонос.

Разными были и содержания текстов берестяных посланий. Так, в грамоте, которая у археологов получила инвентарный №138, и датирована примерно 1300-1320 гг., некий Селивестр написал свое завещание. Находили археологи и берестяные записки от женщины своему любовнику, послания купцу от взятых под стражу торговцев, распоряжения боярина о выполнении работ приказчиком, и много других коротких посланий, описывающих простые бытовые жизненные ситуации.

Узнали историки и цены того времени на отдельные товары. Так, корова в Новгороде начала XIII века стоила 3 гривны, а за 750 локтей «водмола» – грубого неотбеленного полотна, купец готов был заплатить 31 гривну 3 куны.

После находок отдельных грамот ученые также развенчали миф о том, что ругательства на Руси появились после татаро-монгольского нашествия. В некоторых записках, датированных еще XII веком, встречается довольно много бранных слов.

Лишь один факт, связанный с берестяными грамотами, ученые не могут документально доказать и до сих пор. Исследователи не знают, кто и каким образом доставлял подобные послания от отправителя к адресату. Существует лишь предположение, что в то время в Новгороде работала некая служба доставки берестяных грамот.

Критика

Предложенная версия происхождения древних новгородцев имеет немало оппонентов в научных кругах.

Причину того, что древненовгородский диалект сохранил архаичные черты, восходящие к эпохе праславянского единства, видят в том, что он долгое время развивался изолированно от днепровского славянского сообщества. Подобные архаизмы находят и в других диалектах, не только западнославянских. Особую роль могло сыграть и наличие финно-угорского окружения. Сам академик Андрей Зализняк, частично противореча собственным ранним выводам, опровергал мнение, что этот язык не был восточнославянским. Относительно же Рюрика и варягов существует масса фактов, в том числе лингвистических и археологических, свидетельствующих о том, что они были скандинавами из Швеции или Дании.

Кроме того, по мнению критиков теории колонизации, венды должны были бы естественным образом обосноваться на побережье Финского залива, в устье Невы, а не продвигаться к озеру Ильмень.

В конце концов, не исключено, что все противоречивые версии верны одновременно, и в Новгороде в первые века его существования жили и западные, и восточные славяне, и норманны, и другие народы, смешение которых в «плавильном котле» дало начало мощному государству – Руси.

Рассказ от имени учителя “На уроке грамоты в древнем Новгороде” для 4 класса

Меня зовут Гордей и я учитель грамоты у молодых детишек, сыновей новгородцев. Школа моя находится при церкви и посещать её могут любые дети, было бы желание. Никакой платы за свои уроки я не беру, и даже дети бедных ремесленников могут ходить в школу и учить грамоту.

Дети есть дети, и они часто балуются. Вот и сегодня Онфим, сын кожевника, опять опоздал, да ещё и стал рисовать на бересте вместо умных слов человечков. И как с ним быть? Придётся снова наказать.

Моя главная задача не только научить детей грамоте, но и дать им понятие о том, что без умения писать и читать они не смогут ничего достичь в нашем мире

Быть грамотным очень важно

Поэтому каждый день я даю детям новые задания, учу их писать слова и строить предложения, учу считать. Любой свободный новгородец должен быть грамотным, ибо от этого зависит процветание нашего города.

Деревянные цилиндры

Краевед и историк Виктор Смирнов в своей монографии, посвященной легендам и загадкам Новгородской земли, рассказывает о необычном приспособлении – цилиндре из дерева толщиной 5 сантиметров с необъяснимыми внутренними канавками и странными надписями на лицевой стороне. Археологи долгое время не могли объяснить назначение чудо-приспособления, найденного в 1951 году.

Лишь после того как в конце 90-х были раскопаны еще четыре десятка подобных цилиндров, пришло озарение. Перед учеными лежали хитроумные замки, которые использовались для сбора налогов. Полученную дань (обычно это были меха) складывали в мешок. Через его горловину протягивалась бечевка. Кончики бечевки просовывались во внутренние канавки цилиндра, который затем забивался деревянной пробкой. Ее невозможно было извлечь, не повредив цилиндр или бечевку.

Загадочные надписи на деревянных цилиндрах являлись именами конкретных сборщиков податей. Это открытие помогло подтвердить более раннюю догадку: новгородцы сами собирали налоги, а князьям платили лишь установленную сумму. А чтобы сборщик не отправил часть собранного в собственный карман, использовали необычное приспособление.

Лингвистическая задачка

В предыдущих частях этой статьи я цитировал берестяные грамоты в русском переводе, потому что понять оригинальный текст такого письма часто бывает очень трудно. Причем трудности возникают не только у неподготовленных читателей, но и у профессионалов, занимающихся историей Древней Руси.

Довольно долго в грамотах видели в первую очередь исторический источник, а не лингвистический. При этом исходили из того, что берестяные письма писали люди малограмотные, не владеющие орфографическими правилами, произвольно коверкающие слова и делающие самые невероятные ошибки.

Если человек, занимающийся расшифровкой древнего текста, допускает возможность большого числа необъяснимых ошибок, то это значит, что на выходе получится перевод с большим количеством произвольных интерпретаций.

Ситуация стала меняться после 1982 года, когда расшифровкой берестяных грамот начал заниматься Андрей Анатольевич Зализняк. К тому времени Зализняк имел репутацию выдающегося лингвиста, создавшего, в частности, формальное описание грамматической системы русского языка, которая позже легла в основу русского интернета.

При анализе грамот Зализняк исходил из того, что случайных ошибок не бывает. Любая ошибка объясняется, с одной стороны, особенностями того языка, на котором человек говорит, а с другой — теми правилами, которые он усваивает при обучении грамоте.

Сама по себе эта мысль не представляет ничего нового. Очевидно же, что если человек, ничего не знающий о русском языке, начнет изучать школьные тетрадки и увидит, что достаточно распространенным является написание слова «корова» через букву «а», он сделает вывод, что школьники произносят в этом слове гласный звук, близкий к «а».

Поиск общих принципов, объясняющих странные написания и кажущиеся необъяснимыми ошибки, требует анализа большого объема текстов, и грамоты оказались идеальным материалом для такой работы. Сопоставление однотипных текстов, написанных разными людьми, позволяет выявлять их общие особенности. Систематизация таких особенностей приводит порой к удивительным открытиям.

Вот перед нами грамота, в которой человека обвиняют то ли в хищении, то ли в халатности. Сюжет нам здесь неважен. В частности, в этой грамоте говорится, что ущерб хозяйству нанесен, а вот замок «кѣле» и двери «кѣлѣ». Автор другой грамоты с гордостью пишет, что у него весь товар «кьль». По смыслу вроде бы очевидно, что и «кѣл-», и «кьл-» — это «цел-». Но почему здесь написано «к» вместо «ц»?

Объяснение, сводящееся к тому, что автор не знал правил правописания, поэтому писал, что Господь на душу положит, не кажется убедительным. Как могли два разных человека допустить одну и ту же ошибку, противоречащую не только орфографии, но и их произношению? И тут самое время задаться вопросом, а действительно ли такое написание противоречит произношению древних новгородцев?

Из истории славянских языков известно, что звук «ц» в этом и подобных словах произошел из звука «к», который в определенной позиции перешел в «ц». Переход праславянских согласных *k, *g, *x перед гласными ě (в древнерусском языке этот гласный обозначался буквой «ять») и «и» в согласные «ц», «з», «с» историки языка называют второй палатализацией.

Анализ «ошибок» берестяных грамот позволил сделать вывод, что в древненовгородском диалекте этого общего для всех славянских языков процесса не было. И сразу же прояснился ряд чтений, которые были непонятными.

Например, в одной из грамот говорится, что у некого Вигаря было взято «19 локтей хѣри». Что же это за таинственная «хѣрь»?

Если же мы вспомним, что в языке новгородцев перед гласным ě согласный «х» не переходил в «с», мы выясняем, что «хѣрь» — это «сѣрь», то есть серое, некрашеное сукно..

В результате подобных операций странные написания берестяных грамот перестали казаться чем-то хаотичным и бессистемным. Стали понятны общие закономерности, объясняющие все эти странности.

Любопытно, что когда в 2017 году была найдена грамота, автор которой явно страдал дисграфией и часть слогов повторял дважды, участники экспедиции радостно рассказывали, что наконец-то нашли грамоту, в которой очень много ошибок. Обилие ошибок теперь уже воспринималось не как стандартная характеристика письма неграмотных людей, но как нечто редкое и уникальное.

На основании грамот удалось реконструировать многие черты речи древних новгородцев, при этом выяснилось, что древненовгородский диалект очень сильно отличался от других восточнославянских диалектов. Речь москвичей и киевлян имела больше сходства, чем речь москвичей и новгородцев.

Время и место

Здесь нужно отвлечься от грамот и немного рассказать о том, как вообще проходят раскопки. Новгородская археологическая экспедиция начала свою работу в 1932 году, затем был перерыв, но вскоре после окончания Великой Отечественной войны раскопки возобновились.

Археологическая экспедиция работает в Новгороде с 1932 года, однако пока исследована лишь сравнительно небольшая часть древнего города Фото: Новгородский музей-заповедник

Экспедиция была задумана как многолетний проект, рассчитанный на работу нескольких поколений. Новгород — рай для археологов. Во-первых, потому, что это один из главных городов Древней Руси, который в Новое время утратил свое значение, а значит, в нем не было особенно интенсивного строительства и его перекопали куда меньше, чем Киев или Москву. Во-вторых, в новгородской почве очень хорошо сохраняются дерево и другие органические вещества. Обилие влаги защищает находящиеся под землей предметы от воздействия воздуха, поэтому они почти не гниют.

Хорошая сохранность старого дерева позволила разработать метод точной датировки находок. В качестве шкалы археологи использовали старые деревянные мостовые, которых под землей сохранилось очень много. В распутицу улицы древнего Новгорода тонули в грязи и становились малопроходимыми, вот и приходилось из толстых сосновых бревен строить мостовые. Такая мостовая возвышалась над землей, поэтому грязь на нее не попадала.

Но функционировала мостовая не особенно долго. Дело в том, что вывоза мусора в средневековом городе не существовало. Черепки битой посуды, старые ветки и зола печей, стружки и прочий строительный мусор оставались на улице, постепенно поднимая уровень земли (в Новгороде — в среднем на 1 см в год). Когда земля поднималась выше уровня деревянной мостовой, приходилось поверх нее класть еще одну. Это происходило примерно раз в 20–25 лет.

Уровень земли поднимался, деревянные мостовые оказывались под землей, и приходилось укладывать новый слой бревен. На старых мостовых археологи обнаруживают до 28 слоев бревен, лежащих друг на друге Фото: Новгородский музей-заповедник

В результате при раскопках старых улиц Новгорода глазам археологов открылся своеобразный слоеный пирог, состоящий из 28 слоев бревен, которые когда-то были мостовыми. А поскольку во влажном грунте дерево почти не гниет, бревна хорошо сохранились и годовые кольца старых деревьев были прекрасно видны. Каждый год жизни дерева отмечен одним кольцом, а поскольку в один год бывает жарко, в другой — холодно, в один — влажно, в другой — засушливо, ширина этих колец разная.

Благодаря гигантской поленнице, в которой каждый следующий слой был на 20–25 лет моложе предыдущего, стало возможно создать для этого региона дендрохронологическую шкалу. Теперь про любое новгородское бревно можно точно сказать, в каком году оно перестало быть деревом. Таким образом можно датировать любую древнюю постройку, даже если она давно разрушена и от нее осталось лишь несколько деревянных фрагментов.

Исследование годовых колец бревен из новгородских мостовых позволило построить дендрохронологическую шкалу, позволяющую точно определить возраст любого бревна Фото: Морковкин Анатолий/Фотохроника ТАСС

Эти методы позволяют с исключительной точностью датировать слои, в которых обнаруживаются грамоты и другие предметы. Ситуация, когда археологи раскапывают средневековое жилище и находят рядом с домом берестяные письма, дает исследователям массу возможностей для поисков и сопоставлений.

Понятно, что человек, который жил в этом доме, скорее всего, и был адресатом писем. Если рядом оказывается несколько писем, адресованных одному и тому же лицу, то уже нет никаких сомнений в том, что мы знаем имя хозяина усадьбы. Если же этот человек был достаточно знатным, то есть шанс обнаружить это имя в летописях и других источниках. Работа историка превращается, таким образом, в работу криминалиста, который на основе нескольких случайных предметов и скомканной записки восстанавливает картину прошлого.

Интеллектуальное шоу

С середины 1980-х годов Андрей Зализняк начал читать ежегодную публичную лекцию, в которой рассказывал о грамотах, найденных за последний археологический сезон, и о сложностях, гипотезах и идеях, которые возникали при чтении берестяных писем. В этих лекциях расшифровка грамот превращалась в решение увлекательных лингвистических задач. Интрига сохранялась до последнего момента, и в поиске ответа участвовали все присутствующие.

Ежегодная лекция, во время которой Андрей Анатольевич Зализняк комментировал новонайденные берестяные письма, стала интеллектуальным шоу, на которое старались попасть не только филологи и лингвисты Фото: Ефим Эрихман / Православие и мир

На первых лекциях присутствовали в основном историки и филологи, но вскоре аудитория перестала вмещать тех, кто хотел стать участником расшифровки древних текстов. Ежегодную лекцию пришлось перенести в поточную аудиторию, но и она не вмещала желающих. Сюда шли все — и лингвисты, и историки, и математики… Учителя гуманитарных классов отправляли на лекцию своих учеников. Люди приходили заранее, чтобы занять место.

Пожилые профессора сидели на ступеньках рядом со школьниками. Для многих осенняя новгородская лекция Зализняка была главным интеллектуальным событием года, которое ждали заранее.

Последние годы лекции проходили в огромной аудитории главного здания МГУ со звукоусилением и проекцией на экран всего, что писалось на доске. Те, кто помнили камерные первые лекции, шутили, что следующим местом проведения новгородской лекции станет стадион.

Рассказ о берестяных грамотах для 4 класса

Древний Новгород был одним из самых просвещённых городов Руси. Здесь почти все люди знали грамоту, и даже маленькие дети ходили учиться писать и читать в школы.

Об этом историкам стало известно после обнаружения большого числа берестяных грамот. Это были небольшие по размеру кусочки бересты, которые новгородцы использовали для письма.

На этих грамотах они писали специальными заострёнными палочками. Эти палочки назывались писалами, и ими просто процарапывали нужный текст.

Стереть этот текст было невозможно и поэтому новгородцы старательно изучали грамоту, чтобы делать меньше ошибок.

Археологи нашли школьную тетрадь новгородца Онфима, который учился писать и при этом рисовал на бересте разные детские рисунки.

Но чаще на берестяных грамотах находят купеческие записи, расчёты, отчёты, и просто сообщения родственникам и знакомым. Благодаря этим грамотам учёные узнали многое о жизни простых новгородцев.

Берестяная грамота в Рязани

О необычной находке было рассказано на сайте Института археологии Российской академии наук. Найденная берестяная грамота была обнаружена во время раскопок Кремля средневекового города Переяславля-Рязанского, которая находится на территории современной Рязани. По мнению авторов научной работы, она написана в Средневековье, на рубеже XIV–XV веков. Длина листа составляет 8 сантиметров, а ширина равняется примерно 2,5 сантиметрам. Историк Альбина Медынцева провела анализ документа и предположила, что на его нижней части написана древнерусская фраза «БЫША ти …», что можно перевести как «был ты». Также в тексте есть фрагмент «..I.. БЕЖИ», что переводится как «беги».

Рязанская берестяная грамота, свернутая в трубочку

Что именно хотел сказать автор письма, неизвестно. Но в древности березовую кору использовали для записи различных молитв, заговоров, долговых расписок и всего тому подобного. Также берестяные грамоты часто использовались как письма для передачи распоряжений и просьб. Примечательно, что письмом пользовались представители разных слоев населения. Некоторые ученые даже предполагают, что в Средневековье существовало некое подобие курьерской службы для передачи писем.

Место раскопок на карте

Важно отметить, что берестяную грамоту на территории нынешней Рязани рано или поздно должны были найти. Дело в том, что ранее в этой области уже были найдены писала — так называются заостренные стержни, при помощи которых можно было наносить надписи и рисунки на мягкие поверхности вроде коры деревьев

Также в 1978 году археологи нашли деревянный сосуд с изображением всадника. Все это говорит о том, что в средневековом городе Переяславль-Рязанский технология нанесения надписей на бересту была освоена и распространена.

Кто такие варяги

Установленные языковедами факты позволяют по-иному взглянуть на вопрос о том, кем были варяги – иноземцы, пришедшие на Русь вместе с основателем государства Рюриком. Как известно, именно на территории Новгорода находится Рюриково городище – гипотетическая столица первых варяжских князей.

Еще в XVII-XVIII веках историки германского герцогства Мекленбург Хемниц и Латом изложили местную легенду, свидетельствующую, что Рюрик был внуком короля вендов Вицлава (Витислава), который женился на «дочери князя Руси и Литвы», а его братьями были Эрувар и Сивар (Трувор и Синеус русских летописей). Причиной призвания Рюрика на Русь в «Генеалогии» Иоганна Хемница названы его «русские корни». Примечательно, что для Хемница этот вопрос был второстепенным, основная часть генеалогии посвящена собственно германским мекленбургским правителям, предками которых он называет славян.

Само наименование Новгорода симметрично названию города Старграда (современный немецкий Ольденбург-ин-Хольштайн) – столицы вагров, одного из вендских племён.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector